Сложный вопрос признания материнства

Сложный вопрос признания материнства​. Маматика
В предыдущих статьях, мы уже ставили вопрос, кого назовет «мамой» ребенок, когда у него есть биомама и сурмама. Ответ на данный вопрос довольно прост. Конечно, биомаму, правда с поправкой, что все прошло благополучно и биородители не отказались от него, но тут не об этом.

Так почему же мы имеем (в России) те законы, что имеем. В стране, где столь прогрессивное законодательство о сурматеринстве?

Почему бы законодателю просто не указать, что мать не та, что родила, а та, которую мы зовем биомамой?
Мы склонны считать, что это связано с историческими предпосылками, популяризируемыми «семейными ценностями», «брачной» формализацией отношений между мужчиной и женщиной. Но все же. Давайте посмотрим с другой стороны. Сурматеринство – это не единственная на сегодня технология рождения детей. Ребенка можно зачать с использованием донорской спермы, донорской яйцеклетки, а также и с участием суррогатной матери. Конечно, можно еще усыновить ребенка.
Так ли просто в условиях современных репродуктивных технологий сформулировать, кто же мать? Мы думаем, непросто. Возможно, но далеко непросто. Как возможно? Скорее всего, через внесение в Гражданский кодекс новых видов договоров, которые будут описывать все варианты соглашений и сделок, в результате которых рождается ребенок. Казалось бы, ничего сложного. Но так ли просто в обществе, где все еще нет однозначного права за одинокой женщиной «родить» ребенка с помощью сурмамы, законодательно определить порядок и условия «заказа ребенка»? Во многом, мы смотрим на закон как на отражение общественных тенденций (хотя бы потому, что ни одна власть не продержится и года, принимая законы, открыто противоречащие общественному мнению).

И мы думаем нет, это непросто…

А что вы думаете по этому поводу?
Также может быть интересно
Made on
Tilda